?

Log in

А раньше с милицией преследовали музыкантов и художников на Арбате.

Живописцы, уберите ваши кисти
Не рисуйте больше кашу на лопате
По мольбертам с лязгом двинут трактористы
Как во время оно - нынче на Арбате
Музыканты, места нет смычку и флейте
Убирайтесь в переходы и подвалы
Как во время оно что-нибудь забейте
Макаревич вам расскажет, он - бывалый.
Никаких вам магазинчиков и точек,
Никаких вам сувениров спозаранку
Будет чисто и безлюдно днём и ночью.
А потом - устроят платную стоянку...

В Пензе открывают первый в России "Сталинский центр"...
http://snob.ru/selected/entry/101810

У моей бабушки была тётя, Нэха Янкелевна. Она закончила Киевский университет и во время октябрьского переворота стала революционеркой. Наверное, хотела, чтобы у всех всё было хорошо. В голод отец привёз ей мешок пшена и баночку мёда. Она созвала всех своих друзей, революционеров и нереволюционеров и они съели всё за один вечер.
Потом её расстреляли коммунисты как "врага народа". Ну и мужа её заодно расстреляли.
Потом, когда критиковали ежовщину, пришли более правильные коммунисты и расстреляли тех, неправильных коммунистов.
Потом после ХХ съезда партии пришли другие, ещё более правильные коммунисты и расстреляли тех, правильных коммунистов. Но не всех, а только некоторых. В основном правильных коммунистов наградили и отправили на заслуженную пенсию.
Потом после распада СССР пришли совсем правильные коммунисты и критиковали тех, правильных коммунистов и ещё более правильных коммунистов. Ну и заодно просто коммунистов, которые расстреливали в самом начале. Но критиковали как-то вяло, с бормотанием в конце фразы.
Потом после 2000-го пришли уж вообще правильные коммунисты и рассказали нам, что те, просто коммунисты, правильные коммунисты и совсем правильные коммунисты - он ни-ни! Они расстреливали только за дело и совсем чуть-чуть. А кто не верит, тот враг народа, но уже новый враг народа.
А потом пришли ещё одни коммунисты и стали строить "Сталинский центр"...
К чему это я? А, да... Тот мешок пшеницы и баночку мёда жалко. Лучше бы Нэха Янкелевна Песина съела всё сама, с мужем.

Лето 2007 года, сижу в посёлке Norman Wells и мирно патрулирую трубу с нефтью. Ничего не предвещало подвоха. Но он (подвох) всё-таки вломился в спокойную действительность. Телефонный звонок с главной базы, на связи координаторша Кейси.
- Mikhail in 3 days you're going to Willow Handle Lake geologysts camp in Rocky Mountains for few weeks on Bell206 Longranger. You'll be required to longline barrels and lumber and fly those guys thereafter. (Гнусавый голос за кадром: Михаил, через 3 дня ты летишь на Лонгрейнджере в лагерь геологов Виллоу Хэндл Лэйк в Скалистых Горах на пару недель. Там будешь таскать бочки и доски на длинной подвеске, а потом возить геологов по округе. Эсли вы откажетесь, вас депортируют в СССР. Оружие и радиостанцию получите на явочной квартире в Цюрихе на Цветочной улице. Связной будет одет клоуном и будет держать журнал Огонёк левой ногой.)
Мои обьяснения что я а) никогда не летал на Лонгрейнджере б) никогда не летал в горах в) всего пару раз таскал длинную подвеску, не имеют никакого воздействия. Возьми Лонгрейнджер, потренируйся час-другой, прицепи длинную подвеску (трос длиной 100 футов) и попрактикуйся, порасспрашивай народ какие особенности полётов в горах. Ночной кошмар советского инспектора любого Управления Гражданской Авиации.
Через три дня мы с механиком отправились в вышеобозначенный лагерь. Немного фото с комментами по необходимости.Поехали дальшеCollapse )
С севера на юг, от Ледовитого океана тянется река McKenzie. Под ней – нефть. Это то, что дает жизнь таким маленьким городкам. В самом Norman Wells тут и там стоят нефтяные насосы, качают черное золото в огромные резервуары. На реке насыпаны искуственные острова с буровыми платформами и нефтяными скважинами. Все автоматизированно, насосы работают двадцать четыре часа в сутки, но любому механизму регулярно требуется обслуживание. Мы возим механиков и операторов на платформы по расписанию семь раз в день.Поехали дальшеCollapse )
Кто там что-то про глобальное потепление говорил? Не знаю, у меня лично глобальное похолодание происходит. В Торонто +12, дождик, дорога в аэропорт мокрая, гречанка-таксистка едет так осторожно, что хочется перегнуться на переднее сиденье и вдавить ее ногу в педаль. И отнюдь не потому что нога красивая, просто ощущение от медленной езды сходно ощущениям от медленного компьютера. Может я зря теплые ботинки надел? Нет, не зря. В Эдмонтоне уже -6, на земле снежок лежит, морозоустойчивые канадцы хоть и ходят в своих бейсбольных кепках с гнутыми козырьками, но перчатки уже надели. Арабы-таксисты около аэропорта втягивают свои теплолюбивые головы в куртки, стараясь вжать уши в воротники. В гостиничном номере вовсю шпарит батарея. Наутро еще холоднее, в галерее, ведущей к самолету чувствую себя как в какой-то длинной холодильной камере продкомбината.ПоехалиCollapse )
Обитание мое у газовиков длилось недолго, через неделю меня сменил другой пилот. На базе заказчику потребовались летчики с налетом минимум полторы тысячи часов, а так как у меня не один раз по полторы тысячи, то продолжать работать мне теперь предстоит с базы, из Форт МакМюррея. Первая же работа, на которую меня определяют – полеты с «водомутами», это природоохранная контора, занимающаяся в числе прочего сбором проб воды из окружающих месторождения рек. Я подбираю на площадке троих: чернокожего парня в очках, китайца и белую женщину. В процессе знакомства выясняется, что начальник – китаец – родом из Малайзии, черный парень из Сомали, а дама местная, из Калгари. Китаец очень впечатлился тем, что встретил посреди канадской тайги летчика из России, который к тому же был когда-то в качестве туриста в его родном Куала Лумпуре, столице Малайзии.ПоехалиCollapse )
Меня на станции встречают радостной новостью, что вот этот оператор тоже почти русский. Оператор – круглый добродушный очкастый дядечка средних лет – рассказывает, что его дед иммигрировал с Украины в начале двадцатого века, что их там целая деревня украинцев и что он даже говорить по-украински может. В ответ на произнесенную мною «на ридной мове» фразу дядечка краснеет и по-английски отвечает, что так быстро ему не уследить за моей речью, вот если бы я медленно и с расстановкой... Народ вокруг хохочет над бедным дядечкой. Я очень хорошо представляю его в пейзаже знакомой мне настоящей советской украины, такого же улыбающегося, где-нибудь под Винницей работающего сельским счетоводом или бухгалтером. Ну очень колоритно дядечка выглядит, и чистейший английский язык из его уст кажется какой-то нелепой ошибкой. Вообще в Канаде, особенно в ее центральных провинциях живет очень много этнических украинцев, чьи предки приехали сюда в прошлом веке.Еще один колоритный товарищ – обитатель станции – огромный пожилой механик, объездивший весь мир, работая на газовых месторождениях.ПродолжениеCollapse )
Ну и коротко про Форт МакМюррей. Действительно коротко, чего рассусоливать? Город как город, каких в Канаде десятки. Ну, может, отличается от других подобных городков масштабом окружения. А окружение впечатляет. Форт МакМюррей – нефтяная столица Канады. Ну и окружение соответствующее. Масштабно все, начиная с цен на жилье, приближающихся к ценам в Торонто и давно оставивших позади столичные оттавские, и заканчивая размерами машин. Такое впечатление, что на привычных легковушках здесь никто не ездит. Самые популярные машины – полноприводные джипы разных сортов, видом своим напоминающие самоходные артиллерийские установки "Фердинанд", такие же громоздкие и непоколебимые в своей правоте. Картина вылезающей из этого монстра хрупкой девушки режет глаз. Хочется предложить ей стремянку.
Мужское население городка в большинстве своем выглядит не слишком разнообразно. Светло-синие джинсы, огромные желтые ботинки на толстом протекторе, футболка, клетчатая рубаха и бейсбольная кепка с гнутым козырьком. Добавьте сюда красноватое обветренное лицо, большие крепкие руки с мозолистыми ладонями, и получится типичный работник нефтяной и газовой отрасли провинции Альберта. Козырьки кепок-бейсболок заслуживают отдельного упоминания. Ни в одном магазине вы не найдете кепку с плоским козырьком. Все козырьки в государстве гнутые, как будто их пару лет держали примотанными изолентой к десятидюймовой трубе. Если вы выйдете в Канаде на улицу в кепке с плоским козырьком, на вас посмотрят как на идиота или иностранца, пол-часа назад приехавшего в Канаду. И вообще, такие кепки являются частью национальной одежды. Я встречал их даже на людях, не спеша идущих куда-то в тридцатиградусный мороз – что не мешает этим людям одновременно носить пуховые куртки. Ну традиция такая. Ладно, что-то заговорился я о кепках, а тут еще много чего интересного.

ПродолжениеCollapse )
Эти фотографии не мои, они сделаны Кларком - заказчиком, с которым я отлетал неделю.



Поехали дальшеCollapse )
Население лагеря.
Начальник, зовут Брюс. Австралиец. По английски говорит с чудовищным австралийским акцентом, я его с трудом понимаю. "Дай" - это Day, гаечный ключ почему-то называет spinner, когда я говорю что это wrench, смотрит удивленно. Я сдуру попросил показать как выглядит кимберлит. Выслушал получасовую лекцию по основам геологии. Мало того, что названия камней и прочие термины непонятны, так еще и акцент... В общем неплохой дядька.
Братья авиаторы. Пилот другого вертолета Франсуа и наш общий техник Мартин. Неплохие ребята из французского Квебека. По-английски опять же с акцентом. Мартин все время бормочет себе под нос что-то по-французски, иногда отвечает мне на родном языке. Я в ответ по-русски. Не обижается. Франсуа уехал на выходные, его заменил другой француз, Ив. Пожилой мужик, веселый, все время что-то напевает, пританцовывает, всех женщин называет синьоритами. Еще есть экипаж самолета. Капитан молодой парень, лет тридцати с очень своеобразным чувством юмора. Второй пилот старше его, в недавнем прошлом инженер в нефтегазовой компании, внезапно решивший резко переменить поле деятельности.
Буровики. Четверо квебекских французов. Здоровенные мужики с загорелыми обветренными лицами и огромными мозолистыми ладонями. Все время чего-то горгочут по-французски и смеются своим шуткам, хлопая руками по бокам. Любимая шутка - подкараулить, когда кто-то из них пойдет в душ и неожиданно вылить через верх душевой кабинки на него ведро ледяной воды из озера. Сопровождается неизменным всеобщим ржанием обеих сторон и угрозами свежепомытого комарада догнать и наказать примерно.
ПродолжениеCollapse )
Перелетаю в другой лагерь. Здесь работают геологи компании ДеБирс, ищут кимберлитовую трубку. Теперь буду работать с ними. С утра забрасываю геологов в тундру, вечером прилетаю за ними. Они успевают уйти от точки выброса, приходится их искать. Они по рации говорят мне с какой стороны слышат звук, и наводят меня на место. Ребята опытные, выбирают площадки почти без камней. Иногда вожу людей и грузы на буровые. Ждем когда приедет группа, с которой мне нужно будет отработать до конца контракта. Уже почти неделю солнышко днем и ночью, температура поднимается. Иногда в полдень доходит до плюс пятнадцати - жара страшная! Не нравится мне это, по закону зловредности когда приедет группа погода испортится. Закон зловредности срабатывает в воскресенье - техник находит дефект в маслосистеме главного редуктора. Все, я встал, полетов больше не будет пока не привезут деталь на замену. Доставить сюда деталь не просто, готовимся ждать несколько дней. Грустно это...
Привезли нужную деталь, вертолет исправен, погода звенит. Ношусь над тундрой на пяти метрах с утра до вечера. Дневной налет восемь-десять часов. Работаем по координатной сетке на большом участке с посадками в точках пересечения через каждые четыре с половиной километра. За день накручиваю по семдесят-восемдесят посадок. Короче отрываюсь по полной. После взлета набирать высоту нет смысла, посадка почти сразу, выше десяти метров не забираюсь. Недалеко от лагеря гора с покатым склоном с юга и обрывом с севера. Когда пересекаем эту гору на северных курсах получаю море удовольствия. Вертолет лезет вверх по склону на семидесяти узлах, я прижимаю его к поверхности - так впечатления сильнее. Выскакиваем на гребень - и обрыв, а за ним панорама на десятки километров. Красотища! В момент перехода от наползающей на тебя наклонной поверхности к бездонной пропасти под ногами и панораме впереди хочется от восторга заорать что-нибудь в рифму. Бросаю ручку шага вниз, вертолет проваливается почти на авторотации - еще немного впечатлений. К сожалению на этих полетах не могу позволить себе держать управление одной рукой и снимать на камеру другой, надо все время контролировать машину.


Вот такие к нам гости иногда приходят. Мех у них густой и довольно-таки длинный.
ПродолжениеCollapse )
...Летаю с двумя девочками, они берут пробы воды в речках, попутно еще что-то исследуют. В основном прошлую неделю погода была нормальная, вчера только подвела меленько. Вылетели часов в девять вечера. Облачка низковаты, но жить можно. Видимость километра три, вполне приемлимо. Дождь очень неприятный, холодный, колючий. Комбинезон в момент промок пока я заправлял вертолет и готовился к вылету. У меня в рюкзаке всегда сухой свитер и футболка, но надо подождать пока перестанет поливать, а то переодеваться бесполезно...
...Полетели в горы, нашли нужную долину с речкой, поработали маленько. Пока сидел ждал девочек, стало натягивать какую-то хмарь. Взлетели, выбрались из долины наверх, оказалось, что нижняя кромка облачности уже цепляет некоторые вершины. Пока летел в сторону равнины, облака стали еще ниже, показалось что к равнине не пройти. Обнаружил впереди какой-то каньон, нырнул в него, снизился до высоты около 200 футов и пошел по этому ущелью, удачно тянущемуся в нужную нам сторону. По дну ущелья бежит небольшая речка, красиво конечно, но мне не до красоты сейчас. Опыта полетов в горах у меня практически нет, ни на Северо-Западе России, ни в Нью-Джерси, ни в провинции Онтарио, где работал раньше, гор не наблюдалось. Что ожидать от ветра в таких каньонах не знаю и это слегка напрягает. Надеюсь на то, что в кабине не первый год, если что справлюсь...
...Вылетаем из каньона на равнину, там картина маслом - открыт небольшой пятачок, где можно сесть, остальное пространство закрыто каким-то рваным туманом. После посадки прошу девочек работать побыстрее, иначе у нас есть все шансы застрять здесь на неопределенное время. Пока они возятся со своими колбами и бутылочками на берегу вытекающей из "нашего" мрачного ущелья речушки, я иду в сторону ближайшей сопки осмотреться. Осмотр душевного равновесия не приносит, туман двигается в нашу сторону практически на глазах. Девочки сворачиваются и бегут к вертолету, но перспектива у нас только одна - нырять обратно в ущелье и выбираться назад в горы, а оттуда уже искать какой-то просвет в сторону лагеря...
ПродолжениеCollapse )
Пару дней назад мой Jetranger встал на обслуживание. Полетал на Longranger. Он немного больше, двигатель помощнее, берет не 5, а 7 человек. Я не особо был уверен, что по всем правилам могу просто сесть на машину, на которой не летал до этого без полета с другим пилотом. Но на ней одно управление, да и инструктора здесь нет. Парень который летает на ней, показал, на что надо обращать внимание, какие особенности центровки. Я полистал руководство, поглядел ограничения и всякие другие цифры. Очень похоже на Jetranger, в принципе мне даже в пилотском свидетельстве не нужно для этих двух вертолетов разных допусков, они идут под одной маркой. Немного повисел для ориентации в ощущениях. Машинка очень удобная, полозья высокие, меньше вероятности зацепить хвостовым винтом или пузом что-нибудь на земле. "Мой" Jetranger сюда пригнали из летной школы, полозья на нем низкие, при посадке на каменистую поверхность (а здесь другой почти нет) нужно быть осторожным. В общем, впечатления от Longranger самые приятные. Единственная особенность, которая мне показалась не совсем удобной, на нем дополнительный топливный бак под передним сиденьем. И топливо из него на ходу качается насосом в основной бак. Это создает некоторые проблемы для центровки при размещении пассажиров. Но это не большая проблема, сядут не так как хотят, а так как я скажу. В остальном приятная машина. Полетал на ней одну смену, хочется еще.


Ночевала тучка золотая...

ПродолжениеCollapse )
Дальнейшее лирическое отступление будет интересно и полностью понятно пожалуй только тем, кто как-то связан с авиацией. Так что прошу прощения у "штатских".
Полоса, на которую мы садимся в лагере Де´Бирса, длиной метров двести. Ребята, которые здесь летают, мастера. Притереть двухмоторный Twin Otter на такую полоску довольно-таки не просто. Для сравнения, минимально допустимая по "Руководству по Летной Эксплуатации" длина полосы для сравнимого по характеристикам Ан-2 пятьсот метров. Конечно, Ан-2 тоже можно и на 200 метров посадить, но это уже экстрим. Здесь этот экстрим считают рабочей нормой. Метеостанций в районе геологических лагерей нет, прогнозы берутся с общего графического прогноза по зоне (GFA), фактическая погода на точке определяется "на глаз" и методом фактического замера нижней кромки облаков после взлета. Еще можно позвонить по спутниковому телефону во Flight Service, но ничего особо нового эти ребята не расскажут. Они вообще сидят в North Bay, это даже в другой провинции. Связь на общей частоте 126.7, но до Arctic-Radio обычно не докричаться, ретрансляторов поблизости практически нет. Поэтому пилоты просто докладывают свое место и намерения "блиндом", если кто еще работает в зоне, услышит и отреагирует. Флайт-план нужно подавать, так как территория входит в ADIZ, Air Defense Identification Zone, то есть приграничную полосу. При подаче плана я говорю диспетчеру, что буду работать в радиусе 50 миль от точки и даю время действия 14 часов, по максимуму рабочего времени. На поиск и спасение со стороны государства мы не шибко рассчитываем, ближайшие спасатели за много миль от нас. В лагере знают куда и на какое время ты ушел, и, если от тебя долго нет вестей, то начнут искать своими силами.Главное не забыть в конце рабочей смены позвонить и закрыть флайт-план, а то начнутся неприятности.
ПродолжениеCollapse )
Всему приходит конец, и нелетной погоде тоже. ATR-42 все той же гостеприимной компании First Air поднимает нас в закрытое облаками небо Северной Канады. Компания опять на высоте. На коротком перелете нас кормит завтраком симпатичная стюардесса в летном комбинезоне. После того, как завтрак съеден, к моему крайнему изумлению девочка разносит поднос с леденцами как в незапамятные времена в еще том, старом Аэрофлоте. Рейс выполняется по маршруту Икалуит - Иглулик - Халл Бич. Пилот обьявляет, что погода в Иглулике так себе, но он попытается сесть. Через пол-часа после вылета открывается обшарпаная дверь в пилотскую кабину и в салон протискивается огромных размеров капитан. Он обводит глазами салон, и безошибочно вычислив меня спрашивает не я ли вертолетчик, летящий на замену экипажа, а потом сообщает, что с ним только что связался по радио пилот Твин Оттера, который должен подобрать нас с геологами в Иглулике и попросил отвезти нас в Халл Бич, так как он не уверен, что сумеет пробиться и сесть в первом аэропорту, но сядет во втором. Капитан обещает подбросить нас до Халл Бич, нет проблем. Вот это сервис! Северные нравы, не обремененные излишними условностями.
ПродолжениеCollapse )
Пилоты в аэропорту тут же сбиваются в компанию, находятся общие знакомые, мы обмениваемся адресами электронной почты и телефонами на всякий случай, более опытные делятся информацией с теми, кто едет в первый раз, потом начинаются летные истории, в общем все как в России, Штатах, других местах. Я встречаю парня, с которым летал несколько дней на одной базе года четыре назад. Он француз, бывший военный летчик, живет в Канаде столько же сколько и я. Громкоговоритель "радует" нас очередной отменой рейса и переносом его на завтра, и через пол-часа большинство из нас снова встречается в пивном баре гостиницы. Я вам не скажу за всю Одессу, но ребята из Новой Шотландии и Ньюфаундленда пиво пить горазды. Иннуит-бармен еле успевает бегать от стойки к холодильнику.

ПродолжениеCollapse )
Основное население на улицах - инуиты. Язык их по звучанию напоминает отрывистые гортанные крики птиц. Большинство надписей на домах дублируются по-французски и на местном инуитском языке. Письменность у них изобретенная кем-то, своей они не имели. Буквы напоминают закорючки местного народного орнамента. Многоэтажных домов в Икалуите очень мало, в основном одноэтажные. Очень много хибар, сделанных из старых контейнеров и прочих подручных материалов, и непонятно каким образом еще не падающих от старости. Некоторые женщины ходят в традиционных верхних одежках, даже не знаю как эти накидки называются. Что-то вроде куртки с опускающимися спереди и сзади до колен языками материи и с огромными капюшонами. В этих капюшонах они носят маленьких детей.
ПродолжениеCollapse )
Через три часа после взлета пробиваем облачность над Землей Баффина, и открывается совершенно не летняя картина: сопки с пятнами снега на них, свинцовая вода Лабрадора, редкие антенны и шары радаров на верхушках сопок. Пара разворотов с кренами градусов по 20 над водой, и самолет касается колесами столицы самой северной канадской провинции Нунавут. Город, если его можно назвать городом, Икалуит, лежит на камнях на самом берегу залива. Температура плюс четыре, мелкий колючий холодный дождь, скалы, мох, песок. Пейзаж очень напоминает север Кольского полуострова. Холодно и неуютно - середина июля. Комары размером с небольшого кабана пытаются заглянуть прямо в глаза всем весом своего упитанного тела. Наверное таких положено отгонять веслом, не иначе.

ПродолжениеCollapse )
Путешествие в Арктику началось в одном из самых теплых и привлекательных мест Канады - в маленьком городке Пентиктон в горах Британской Колумбии. Местечке настолько курортном, что, сидя в футболке, шортах и сандалиях на пляже и наблюдая за купающимися согражданами трудно было себе представить, что завтра я отправляюсь туда, где исходя из письма моего начальника надлежит иметь с собой спальный мешок и теплую одежду, и это сейчас, в середине июля. В летной школе Пентиктона я получил тренировку на новый для себя тип вертолета Bell-206.
ПродолжениеCollapse )

Ночной полёт

В районе индейского посёлка Moosonee, провинция Онтарио. Зима 2003 года.

Луна где-то сзади, ее не видно, но волшебный синеватый свет заливает замерзшие болота и островки чахлых деревьев. Вымерзло все - и черная вода залива, и безразличная ко всему седая тундра, и даже черный воздух, который режут на куски лопасти вертолета. Есть только одна теплая точка на всей земле - это моя кабина. Здесь все замерло в зыбком равновесии, и это действует на меня как гипноз. Не хочется шевелиться, говорить, слушать, кажется любое действие может спугнуть замершие стрелки и ровный гул двигателей, который воспринимается как тишина. Я сижу, ссутулившись, слегка придерживая ручку двумя пальцами, автоматически сохраняя в этой приятной глазу неподвижности стрелки вариометра и высотомера, и не давая машине уйти с курса. Мне тепло и лениво, и приходит в голову мысль, что я и в летчики-то наверное пошел, потому что можно вот так сидеть в тепле неподвижно и при этом еще и работать. Но эта шутка стара и отлетает, не задержавшись более чем на секунду. Я уже отработал с сонным ночным диспетчером, набрал свои удобные две тысячи, стабилизировал полет, и теперь могу просто сидеть и думать, автоматически отмечая все происходящее вокруг. Мои мысли сегодня так же холодны, как и лежащая под вертолетом тундра и немного отдают грустью. Что-то в жизни происходит не так, как раньше. Наверное я просто старею. Мне уже сорок и двадцать из них я провел в кабине. Это основное, все что происходило вовне как бы прикладывается к этому ощущению. Но сейчас все не так, и я ловлю себя на мысли, что не могу понять что же изменилось. Я пытаюсь ощутить себя так же как двадцать лет назад, но у меня не получается. Мне страшно произносить эту цифру - двадцать, ведь для кого-то это целая жизнь, а для меня только короткий промежуток между вчера и сегодня. Те, кому двадцать сегодня тоже примеряют на себя то, что я ношу уже давно. Но они не такие как я, они другие. Не лучше и не хуже, просто другие. Они больше считают, чем я это делал тогда. Наверное это правильно, но я так не мог. Передо мной был барьер. Они обсуждают вопрос, а стоит ли вообще быть пилотом или лучше все-таки бизнесменом. Для меня этот вопрос не стоял, наверное потому что я не знал слова "бизнес", и я не могу их осуждать. Те из них, кто уже стал пилотом обсуждают на чем больше платят, а не на чем интереснее летать. Они не рвутся после выпуска работать на север, они скорее сменят кабину на офис, но останутся в Москве. Для них слово "тундра" означает лишь отсутствие коммунальных удобств, а "полярное сияние" - это всего лишь коктейль. Для них слова "летчик-испытатель" означают лишь дополнительную возможность сломать себе шею. "Аннушка" для них всего лишь женское имя. Но ведь это же правильно, человек должен жить комфортно и безопасно! Они правы во всем и наверное они умнее меня. Ну почему же я чувствую дискомфорт, думая об этом!? Наверное потому что у них не замирает что-то внутри, когда звучит песня "Туман" из "Хроники пикирующего бомбардировщика", потому что для них самый красивый самолет - это Боинг-747, а не МиГ-3 или Спитфайр. Но ведь они в этом не виноваты, другое время - другие герои! И все-таки мне немного грусто. Они хорошие ребята и дай им Всевышний то что он дал мне... Ночные огни поселка говорят мне о том, что кроме кабины вертолета есть еще места во вселенной, где присутствует жизнь. Луч посадочной фары отражается от конусов вертолетной площадки. Пора нарушать неподвижный покой ночного полета и начинать работать...

перенос сайта

я закрыл свой веб сайт по ряду причин. но скорее всего перенесу часть содержимого сюда. постараюсь вместе с фото. начиная со следующего поста.
На ладони бьётся сердце,
Красное, гляди!
А должно бы биться где-то
У неё в груди...
Пульс в ладони, сердце тонет,
На душе потоп...
Бьётся, рвётся, будто стонет,
Тук-тук-тук... и стоп.
----------------------------------------
Все можно объяснить
И ложь, и трусость тоже
Все можно оправдать
И тупость, и порок
Но хочется порой
Бревном в...бать по роже
Добавить топором
И скрыться со всех ног

зарисовка номер...

мы с инженером шлёпали через Fox basin и на каком-то маленьком островке увидели белого мишку. инженер попросил меня покружиться над ним, а сам снимал мишку на айпад. потом нам одновременно пришла в голову мысль: если сейчас что-то случится с вертолётом, то мы с ним вдвоём станем одной очень вкусной консервой на ужин этому мишке. и мы полетели дальше. зарисовочка из провинции Нунавут, канадская Арктика...

без названия

Зачем быть красивым, здоровым, богатым
Евреем… в Германии…в тридцать четвертом?
Не лучше ли грозным и смелым пиратом,
С пленённой принцессой и свадебным тортом!

Но шхуна не ждёт тебя в чёрной ночи,
Хрусталь под ногами, кричи - не кричи...

про музыку...

когда соседи жалуются на звук низколетящих вертолётов, моя мама говорит: "и что они жалуются? это же музыка!". но это другая история, это еврейская мама, у которой сын лётчик  :)))

к Первомаю

На парад идут, качаясь, йети,
Лакернув родимую пивком.
Первомай шагает по планете,
Где так смирно, вольно и кругом!
Радуется милая Отчизна,
Все живут, как падают во сне.
Мы идём к победе коммунизма
В старомодном ветхом шушуне!
у Обамы план горит,
запустил метеорит
пусть секретная оружья
на Челябинск прилетит!

ПВО решило спать,
или литр на грудь принять
пусть летит к ебене маме
хоть в Москву, едрёна мать!

разбиралися пока,
кто кому намнёт бока,
порешили - это козни
отставного Сердюка!

от решения задач
сколько было баб и дач
он наверно обозлился
и устроил этот срач!

охренев от этих бед
президент строчит декрет:
запретить летать кометам,
что за полночь, что в обед!

чтоб затихла кутерьма
междузвёздного дерьма
мы намедни повзрываем
нахрен детские дома!

в общем, эта хуета
разразилась неспроста!
покусились на святое -
на швейцарские счета!
 возили туристов в центре славного города на Неве, прямо с Петропавловки брали. а для привлечения туристов с того же борта одновременно прыгали шарапутисты. и им хорошо - халявные прыжки, и пассажирам интересно. как-то село в вертолёт несколько иностранцев, очень пожилые туристы откуда-то с запада. как положено, бвбушки в седых голубоватых буклях, старички в светлых отутюженных брюках. пока они сидели, ждали вылета, снаружи вертолёта на топливный бак уселись пара шарапутистов, как раз между иллюминаторами. из салона их не видно. сидят, за натянутый специально для них вдоль борта трос держатся. после взлёта и набора 2000 м над Невой один из них заглянул снаружи в иллюминатор, постучал в стекло кулачком, помахал приветливо ладошкой - и плавно отделился от борта... сидевшую у иллюминатора бабушку в буклях всем салоном успокаивали. впечатлилась старушка... 

зарисовка №15. свинская

 мой сосед по общаге, летавший в то время на Ми-8 рассказал. после перестройки в свете новых веяний стали отдавать церкви конфискованное в начале века имущество, в том числе и недвижимость. в каком-то ранее принадлежавшем церкви длинном бараке был колхозный свинарник, который тоже надо было убрать. ну а так как находилось это всё на острове и время было ледоходное (ни лодки, ни машины не ходят), то эвакуировали животных вертолётом. огромное количество поросят посадили в мешки, завязали каждый мешок верёвкой и покидали всё это добро в грузовую кабину. когда запустили двигатели, поросята страшно испугались и стали визжать. поросячий визг во много крат перекрывал звук двигателей. но не это оказалось самое страшное. после взлёта большинство обезумевших от страха поросят вырвались из мешков - колхозники завязали мешки слабенько - и стали носиться по всему вертолёту. на беду дверь в кабину была открыта, так что вся эта свиная братия в момент оказалась и на козырьках приборной доски, и за автопилотом и на коленях у экипажа. до берега дотянули с трудом. а потом ещё месяц отмывали весь вертолёт от свинячьего дерьма... да и после этого в жару в салоне попахивало.
 тот же 1993 год, Новый Орлеан, Луизиана. пытаюсь перегнать Ка-26 в Калифорнию. американские власти ещё не совсем разобрались, что там происходит в бывшем СССР и какие авиационные законы действуют. чтобы перегонять под своими номерами и с российским пилотом зачем-то им надо убедиться, что Россия - член ИКАО. инспектор просит меня предоставить ему подтверждение, что Россия - правопреемник СССР в части всех конвенций ИКАО и член этой организации. (придурок, сам должен это знать) я звоню в Монреаль, в ИКАО, прошу российского представителя. обьясняю ситуацию, прошу выслать факсом произвольно составленную бумагу, что мы состоим в ИКАО. представитель долго думает, потом отказывается это сделать. я ошарашен - он же должен по идее помогать соотечественникам. на вопрос, почему он не хочет выслать такую бумагу следует потрясающий по своему дебилизму ответ: "а вдруг ты скопируешь мою подпись на этой бумаге и воспользуешься в каких-то своих личных преступных целях!" 
вот и обьяснение инспектору (смотри предыдущий пост), почему в наших пилотских (и вообще везде в нашей стране) на каждой записи стоят большие синие печати...

P.S. вертолёт так и не перегнали, пришлось везти грузовиком. 
 1993 год, Батон Руж, Луизиана. получаю своё первое американское пилотское свидетельство. отношение очень доброжелательное. любопытный инспектор (И) рассматривает моё российское свидетельство.
И а зачем фотография?
Я чтобы знать, что это я.
И но имя-то твоё написано?
Я ну да, моё.
И так фотография-то зачем?
Я ну, наверное, чтобы никто не смог с моим пилотским полететь.
И ну так с твоим пилотским полететь можно только, если летать умеешь. а если умеешь, то должно быть своё пилотское.
И ну хорошо, а зачем вот эта синяя печать на фотографии?
Я чтобы злоумышленник не мог украсть пилотское и переклеить туда свою фотографию.
И - ... (смеётся, типа, российский лётчик удачно пошутил.)

следующий диалог.

И а что это?
Я допуск к посадкам с подбором на вертолётах. 
И а как ещё можно на вертолётах летать?
Я ну ещё можно по аэродромам и утверждённым площадкам. вот и для этого допуск.
И - ... (в недоумении. не знает, что сказать. озадачен)
И а вот это что?
Я это допуск к внетрассовым полётам
И - ... (уже боится спрашивать, а на фига это надо)
Я а вот это допуск к полётам на малых высотах. а вот это к охране лесов от пожаров. 
И - ... (обречённо машет рукой и возвращает пилотское. кто их разберёт, этих советских...)
 ещё из той же серии. 198... год, аэропорт в глубинке. КГБшники совместно с погранзаставой проводят учения по действиям в случае захвата воздушного судна бандитами. пригнали наш Ми-8, попросили экипаж просто смирно сидеть в кабине и изображать захваченных. начальства вокруг - как в Смольном. солдат согнали не меньше роты, все суетятся, командуют, старшие офицеры ходят с мегафонами и орут какие-то команды. наконец, всех расставили по местам: экипаж в кабине, "угонщики" в штатском в салоне вертолёта, солдаты кругом с автоматами наизготовку залегли вокруг вертолёта. за их спинами гусями ходят начальники в форме и штатском, какие-то люди из местного райкома. мы сидим, как мыши тихо в аэропорту и смотрим этот бесплатный спектакль. "переговорщик" пытается уговорить "угонщиков" сдаться, те упорствуют. пограничный офицер даёт команду - солдаты-пограничники поднимаются и бегут на штурм вертолёта. и вдруг, видимо в порыве боевого запала, какой-то погранец срочной службы спускает и поводка рвущуюся на штурм овчарку... 
лето... жара... блистера у вертолёта открыты... овчарка в огромном прыжке влетает в блистер второго пилота. проходит 5 секунд. нет, вру, скорее 3 секунды. вертолёт пуст - ни "угонщиков", ни экипажа, ни "пассажиров". и только овчарка сидит в кабине и преданно смотрит через открытое окно на своего хозяина. учения сорваны... все возвращаются на исходные позиции.
 198... год. маленький приписной аэропорт в глуши, диспетчер - пожилая дама, годившаяся мне, тогдашнему, в бабушки. прилетаю рейсом на Ан-2, пока командир курит на перроне, бегу на вышку подписать задание и чего-то ещё там (забыл уже, что мы ещё подписывали). "бабушка", хитро улыбаясь, говорит - садись, я тебе сейчас расскажу кое-что. история полулась следующая:
так как летали мы в непосредственной близости от госграницы СССР, то утром перед вылетом получали пистолеты Макарова - типа, чтоб дать грозный отпор врагу, потенциально покусившемуся на социалистическую собственность и законность путём угона этой самой собственности за кордон. ну и КГБ, соответственно, регулярно проводил всяческие проверки на тему, как экипаж отреагирует на попытку угона. так вот, когда мы уже вошли в зону и я отработал с "бабушкой" в эфире, на вышку приехали ребята из Комитета Глубинного Бурения. они попросили "бабушку" не говорить ничего пилотам и придержать настоящих пассажиров в накопителе. сами они, сказали, пройдут в самолёт под видом паксов и проверят бдительность экипажа, потребовав немедленно запускаться и лететь в логово врага. хорошо - сказала "бабушка", - нет проблем! однако, учтите, ребята, следующую вещь. только что выходил на связь пилот. я его знаю. молоденький - сил нет, едва 20 лет. энтузиазма - горы свернёт! родину любит - почти как маму с папой! и на ремешке на штанах у него висит пистолет. настоящий. с патронами. и как этот мальчик отреагирует на вашу нестандартную просьбу - одному Б-гу известно, но за последствия я не ручаюсь, я вас предупредила...
хорошо, - сказал главный дяденька в штатском, почесав задумчиво кончик носа - будем считать, что результаты учений превзошли все наши ожидания. пламенный привет пилоту!
и с тем отбыли восвояси...
 сосед по комнате в общежитии, второй пилот Ми-8 приходит домой в смешении чувств. не знает, что делать сперва, смеяться или плакать. история такова.
в полёте у командира по-серьёзному прихватило живот. не беда, мы не на Ан-2, дело житейское, на вертолёте можно сесть где угодно. пожилой (нам так тогда казалось) весь седой капитан садится на опушке какой-то рощицы, даёт строгий наказ второму крепко держать ручку и ничего не трогать, а сам быстрым шагом бежит в рощу решать желудочную проблему, прихватив в качестве подручных средств пару скомканных ШБЖ. второй (мой сосед) и бортмеханик какое-то время мирно сидят в работающем вертолёте, ждут. капитана всё нет... время идёт... беспокойство нарастает... когда тревога за капитана переходит некий предел, после короткого совещания принимается решение - не смотря на строжайший запрет капитана трогать что-либо, зависнуть и переместить вертолёт поближе к опушке рощи, дабы ускорить посадку командира в машину или отправить бортмеханика на поиски. сказано - сделано. вертолёт зависает на пол-метра от земли и плавно едет в сторону кустов-деревьев. дальше случается непоправимое. из кустов на корточках, со спущенными до щиколоток аэрофлотовскими штанами, перекошенным в диком крике лицом и грозящим понятно кому кулаком быстрым-быстрым и очень мелким шагом (широко шагать не дают сидящие на щиколотках брюки) вылетает красный от напряжения капитан и несётся по полю в произвольном направлении. секунды спустя, из тех же кустов, в том же направлении галопом вылетает табун до безумия напуганных подлетевшим слишком близко вертолётом коров и не разбирая дороги несётся за капитаном....
итог был относительно мирным, без человеческих жертв. капитану удалось изменить траекторию своего движения и каким-то чудом уйти с линии пути приближающейся рогатой почти кавалерийстской лавы. остаток полёта был посвящён разбору чуть было не произошедшей трагедии. соседу были обещаны все возможные кары вплоть до расстрела на месте как только появится из чего. вот и грустил он по приходу в общагу, опасался последствий...
 история некрасивая, имён и места действия не будет. прилетает на химию экипаж Ка-26. в этой деревне вертолёт впервые. в экипаже к/з (командир звена), пилот, техник и моторист. прилетели вечером, поселились в избе на окраине, приняли немного за начало работы. пилот - любитель принять, вовремя не остановился, да и не имел такой привычки, в общем, через некоторое время - в дрова... к/з с техсоставом с утречка начинают работу. весь колхоз собрался на невиданное зрелище. к/з в форме (за каким-то хреном), весь в галунах и шевронах, сверкает, как новогодняя ёлка, белая рубашка хрустит! ну любит человек хорошо выглядеть. ближе к обеду из избы выползает пилот. лицо - как будто по нему маршировал взвод. грязные застиранные аэрофлотовские брюки, на голое тело ватник, небрит, немыт, перегар - на 3 метра против ветра. качает болезного. подходит к к/з, что-то мямлит, тут же отходит в сторону, будучи посланным подальше отсыпаться. подходит к технику - таже история, к механику - тоже самое. колхозники, видя такое дело, тоже начинают его посылать подальше.
председатель спрашивает у к/з, а что это, мол, у вас за бомж такой тут бродит. на что к/з, подбоченясь, гордо отвечает - А это наш командир вертолёта! председатель посмеялся шутке начальства и опять с вопросом - не, ну серьёзно, кто это. к/з, возмущённо - не веришь?!? а ну - зовёт нашего бомжа - бегом сюда! тот мелко подходит счастливый, и на него внимание обратили. давай - говорит к/з - слетай гон. есть! - следует ответ. председатель, недоверчиво - ну ладно, командир, ну пошутил и хватит. к/з обиженно - какие шутки! "бомж" залезает в кабину, запускается... председатель со свитой в панике... к/з в позе Наполеона, сложив руки на груди взирает... "бомж" взлетает... делает гон... садится... сдвигает дверь... и выпадает в заботливые руки техника - полдень же! жара! вот и развезло в вертолёте на старые дрожжи... к/з, подняв палец, - мне надо верить! колхоз в ауте...
 в начале 90-х как-то прилетел я в пограничный посёлок Вяртсиля забрать несколько финских туристов и отвезти их куда-то. посадил всех в салон Ка-26, сел в кабину один (не было настроения кого-либо ещё в кабине видеть) и отчалил согласно плана. где-то через пол-часа полёта вдруг чувствую резкое изменение центровки вертолёта. если кто не в курсе, в Ка-26 между кабиной и салоном очень небольшая дырка, только посмотреть что там и как. обернулся в эту дырку посмотреть - и чуть не словил инфаркт миокарда в сопровождении полного недержания. на полу салона пустые бутылки, финны сидят кривые, как саксофон, а один - виновник изменения центровки - стоит на задней створке и пытается, извините за подробность, пописать в щель между створками, притопывая при этом ногой в такт какому-то ритму. замок створок - один хлипкий крюк и один не менее хлипкий шток, высота - 600 метров (и 20-ти хватило бы), створка ходит ходуном от его притопывания... резкое снижение, посадка на ближайшую поляну, много крика по адресу финнов на всех доступных мне языках. остаток полёта они сидели смирно...
 из недавнего, радиообмен в TCA Toronto Pearson. в эфире толчея, не всунуться. все доклады и команды короткими фразами, чем короче, тем лучше. вдруг в зону входит С-172, находит промежуток между сообщениями и влезает: eeee.... Toronto-terminal... eeee... Cessna... eeee... 172.... С-ХХХХ.... I'm.... aaaaa.... good afternoon... aaaa.... departed.... aaaa... Simcoe Regional.... eeee.... proceeding... eeeee.... to Oshawa.... at eeeee.... 3500 feeeeeeeet.... aaaa.... would like.... through the zone..... aaaaa..... will stay.... north of the airport.... eeee.... at all times....
после того как этот подражатель Киселёва отпускает кнопку микрофона, в эфире рык..., нет не рык, а РЯВК диспетчера: Cessna XXX, leave the zone IMMEDIATELY!!! and don't talk to me anymore!!!!!
занавес...
 про Японию, из личного опыта.
работаю инструктором, дают студентку-японку, просят обьяснить ILS. сижу, распинаюсь, картинки показываю. в конце концов спрашиваю, мол, всё понятно? отвечает Yes. ну, говорю, тогда расскажи что поняла. сидит, молчит, голову в стол уткнула. ясно - не врубилась. не проблема, мне за это деньги платят, обьясняю ещё раз. на вопрос, поняла ли, снова отвечает Yes. и снова - голову в стол, обьяснить ничего не может. так продолжается некоторое время с неизменным Yes и невозможностью обьяснить, что именно она Yes поняла. в очередной раз на вопрос о понимании подпрыгивает на стуле и радостно орёт YES, YES, YES!!! всё чётко обьясняет. 
после этого подхожу к коллеге-инструктору, японцу, спрашиваю, что же она, дура, в начале отвечала Yes, если не понимала ничего. а он говорит, что дурак - это я, а у них менталитет такой, нельзя учителю сказать, что не понял, иначе учитель потеряет лицо, будет унижен и взависимости от ситуации дело может дойти до харакири. с харакири я решил не спешить...
 контрольная зона аэропорта Лос-Анжелес. кто в курсе, там много лётных школ, огромное количество студентов летает с инструкторами и самостоятельно. 

Диспетчер: 735TB, set squawk VFR
Студент (после минутного молчания, изумлённым голосом): I have numbers only...

другой случай. кто не в курсе, в США стандартная форма радиосообщения - Who you are, Where you are, What's your intentions. 

Студент при входе в зону: TR43V, over Long Beach HW intersection, at 2000 feet.
Диспетчер: TR43V, what's your intentions?
Студент: My intentions are - to get Private Pilot License, Instrument Rating, Commercial License...
 про ляпы журналистов. в каком-то древнем 1980 году в Сасово приезжала какая-то концертная бригада. вернее, прилетала. Ан-24 сел на базовом аэродроме, развернули колонки, аккустику какую-то, похмельные женщины в сопровождении "мальчика" лет 45 пели какую-то хрень. мы вернулись с Пителино всей эскадрильей и дико обломались. вместо долгожданного ужина нас строем-стадом погнали слушать эту охинею про любовь-морковь и цветущие поля.
на следующий день в местном "брехунке" была напечатана заметка по следам этого знаменательного события, в которой была следующая, поразившая моё юное воображение фраза: "на поле садились быстрокрылые Як-18Т. не успевали они остановиться, как из них на ходу выпрыгивали курсанты и, срывая белые подшлемники, бежали слушать выступление артистов." до сих пор этот шедевр помню... на ходу выпрыгивали... срывая белые подшлемники, блин...
 конец 80-х, вылетаю из Кеми на Ка-26. отработал в Гужевым (военный аэродром Подужемье), возвращаюсь на связь с Беломорск-контролем. контроль не отвечает. вызываю несколько минут, не отвечает. Гужевой тоже перестал отвечать. никто вообще не отвечает ни на какой частоте. на борту, кроме меня, в кабине бортмеханик, в салоне на лавках спит техник. мы с механиком обсудили не отвечавщую диспетчершу, потом отказавшую радиостанцию, потом неудобные кресла и дизайн вертолёта в целом... обсуждение шло в непарламентских выражениях. потом он попросил у меня закурить... потом предложил повытаскивать предохранители, но я возразил, что в полёте не стоит, а то ещё ка-ак ё...нет током! погода скурвилась, прижало к земле, но я знаю, что справа делезка, а слева Беломорканал, в итоге не заблудимся. поэтому на вопрос механика, где мы примерно летим, ответ последовал в стиле "х... его знает, но это фигня, на Майгубу по-любому выйдем, а там и привод брать будет уже, если как радиостанция не нае...нётся".
на подлёте к Сегеже вдруг прорывается истошный крик дисетчера: "уйди с частоты!!!!!"
смутные предчуствия начинают меня одалевать, как сейчас говорят "нипадеццки". на земле выясняется, что спящий в салоне техник положил голову на радиопанель, смонтированную там для каких-то специальных заказчиков, и по закону бутерброда все наши с механиком рассуждения шли в эфир на частоте "больших" бортов. 

на разборе в отряде замкомэска сказал: "ну хорошо, все мы нецензурно выражаемся, я знаю что многие курят в полёте... но как!!! ты!!! командир вертолёта!!! мог сказать бортмеханику, что ты х... знаешь где летишь!!!"

ЗЫ мне было очень стыдно. мне и сейчас стыдно...

зарисовка №2

 над тайгой расходимся с встречным очень близко. я на Ка-26, однокашник по училищу на Ан-2. опять же, тишина в эфире... вдруг знакомый голос приятеля в наушниках: "ступа!". через пару секунд в его наушниках мой гоос: "фанера!". и опять в эфире тишина...

история №1

 давно было уже. в Мурманске заходит Ту-154, одновременно в круг входит Ми-8 срочным санитарным. вертолёту преимущество по характеру задания, диспетчер просит Туполя затянуть третий. Восьмёрка входит к прямой, "подвешивает" вертолёт на 80 км/ч и не спеша снижается на полосу. ветер сильный, вертолёт шлёпает медленно. в эфире тишина... наконец у кого-то на Туполе не выдерживают нервы, надрывный голос вопрошает с раздражением: "ну ты уже сядешь когда-нибудь!!!???!!!" через несколько секунд спокойный старческий басок с Восьмёрки: "всякому овощу - своё время..."

Авиационные истории

 Буду потихоньку вспоминать смешные, курьёзные и просто любопытные случаи из авиационной жизни. моей и не моей, российской и зарубежной. 

Profile

псис
s76mikle
Canadian pilot

Latest Month

February 2016
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829     

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow