Canadian pilot (s76mikle) wrote,
Canadian pilot
s76mikle

Categories:

Cambridge Bay. Канадская Арктика 2007. Продолжение 2.

Внутри тепло, это главное. Потому что снаружи долго не выдержать. Дело не столько в температуре, столько в ветре. Океан еще не замёрз, и ветер несёт колючие капельки переохлаждённой влаги, пробирает до костей, задувает во все щели в одежде. Тундра уже замёрзла, снег глубокий, а около берегов стоит ледовый припай шириной метров семьдесят. Дальше — чёрная вода. Скоро проливы между островами замёрзнут, вода скроется подо льдом, и погода стабилизируется. А пока она меняется каждые два часа, если не чаще. По ещё открытой воде в посёлок пришёл бкусир и притащил последнюю в этом сезоне баржу с припасами на зиму. Мощности буксира хватило на то, чтобы пробиться через полосу льда у берега, но назад он уже не пойдёт. Ему предстоит вмёрзнуть в лёд тут же, у пирса и заснуть на всю долгую зиму. Пока я ещё вижу как он меняет своё место у деревянного настила, пристраивается что-ли поудобнее, не знаю, но через несколько дней он замирает, и с берега к нему протягивают электрические кабеля. Наверное устроился на своём лежбище уже до весны.



Заброшенная станция на берегу Ледовитого океана. Аэродром, ангар, какие-то здания... Много лет там не ступала нога человека.





Залив Коронации. Подходим к острову Эдинбург.





Над заливом.





Остров Эдинбург.





Заходим на посадку. Площадка пока не видна за сопкой.





Сюрреалистичные пейзажи.




Посёлок похож на десятки таких же как он северных точек. Население в основном инуиты местного племени. Что меня всегда удивляло в инуитах и индейцах канадского севера — это морозоустойчивость. Я не понимаю, как можно под пронизывающим ветром ходить в парке или нейлоновой куртке, накинутой на футболку, стоять на улице и подолгу разговаривать в двух шагах от тёплого помещения магазина или почты и не зайти внутрь, ходить без перчаток и в кепках-бейсболках. Наверное, народ ко всему привыкает, может это передаётся на генном уровне... Местные инуиты в основном не работают. Государство платит им деньги, обеспечивает товарами, жильём, строит школы и госпитали, не берёт с них налоги — всё в «плату» за то, что белые пришли на их землю. Опять же, моё личное мнение, это не правильно. Нельзя из поколения в поколение расплачиваться за грехи прапрадедов, должна быть какая-то черта, за которой народы, живущие на этой земле, что инуиты, что индейцы, что белые станут действительно равными её хозяевами. Но пока ни один политик не может и заикнуться об этом, иначе его сметут «политкорректные» оппоненты на волне «национальной вины» перед коренным населением. Так что, ситуация наобозримом участке времени меняться не будет. Безделие, к которому государство приучает местных жителей, приводит к тому, что среди них распространены алкоголизм и наркомания. Конечно, не каждый коренной житель избирает для себя путь водки и наркотиков, сидения на пособии по безработице и проблем с законом, кто-то идёт учиться, работать, кто-то идёт во власть, но проблемы это не решает. Ещё раз, причинно-следственные связи тут спорные, я могу быть не прав в своих выводах, время покажет.






Такое ощёщение, что сейчас оттуда выйдут инопланетяне дружною толпою.





Ждём механиков, двигатели пока не выключаем. Вид на залив.





Брожу вокруг вертолётной площадки. Любуюсь, снимаю.








Вокруг на многие сотни километров ни души. Далеко от площадки не отхожу, где-то тут поблизости живёт медведик гризли. Рандеву крайне нежелательно.






Летаем мы редко, погода не даёт особо разгуляться. Над сушей стоит солнышко, снег искрит, а над проливами и океаном, над любой открытой водой парит нехороший туман. На нашем, не имеющем противообледенительной системы вертолёте влетать в него категорически не рекомендуется — далеко не улетишь, покроешься льдом моментально. По-английски этот туманчик называется Freezing Fog. Но иногда природа проявляет милость, туман рассеивается и мы можем выполнять свою работу. Под вертолётом тянется покрытая снегом береговая черта. Иногда снег прорезают глубокие ущелья — это замёрз ручей или речка. В тундре иногда встречаются скопления чёрных точек. Мы подлетаем ближе — точки собираются в небольшую толпу и готовятся отразить нападение неведомого врага. Это дикие северные бизоны с длинной шерстью — насколько я знаю, они называются яки. У них интересный способ защищаться от врагов. Если вблизи появляется хищник, они собираются в круг, в центре которого самые слабые — телята, самки, больные животные - прячутся за спинами сильных и молодых. Те, кто остался "во внешнем оцеплении" начинают бегать по кругу, не давая врагу прорваться в середину и утащить свою жертву. Не многие хищники смогут померяться силами с толпой разьярённых быков... Иногда встречаются стада оленей-карибу. По мере продвижения на запад стада становятся всё больше. Там, у острова Эдинбург пролив между островами и большой землёй самый узкий. Олени, движимые вековыми инстинктами собираются в огромные многотысячные стада и ждут когда пролив замёрзнет окончательно, чтобы перебраться на большую землю, ближе к югу, в поисках корма на долгую полярную зиму.






Пейзаж острова Эдинбург.





Над заливом Коронации низкие облака, медленно ползут к нашему острову.





Сейчас марсианин вылезет...





Облачка потихоньку накрывают остров. Они тонкие, но в них обледенение, так что мы уходим.





Океан. По дороге домой.





Инукшук посреди тундры.




По дороге нам встречаются не только животные. Неожиданно показывается странный комплекс — заброшенные замёрзшие ангар, взлётно-посадочная полоса, какие-то строения. Всё покрыто нетронутым снегом, ни души. Это какие-то законсервированные станции, там давно никто не живёт и не работает. Картина абсолютно сюрреалистичная, как из романов Стругацких. Комплекс проплыват мимо и остаётся в белом мареве. Может быть когда-то ещё побываю в этих краях и сяду поглядеть что там такое.






Местная жительница в традиционной малице.





Один из местных охотников принёс полюбоваться трофей - шкуру росомахи.





Тётенька на снегоходе. Они чем-то похожи сзади - тётенька и снегоход.





Такое ощущение, что у них голова не мёрзнет без шапок ходить.





Северные закаты.





Скоро это будет единственный дневной свет. Через месяц-полтора настанет полярная ночь.

Subscribe

  • Зарисовка 19. Биологическая.

    Дисклаймер. Детям до 18 и борцам за нравственность просьба не читать. Все совпадения лиц и событий прошу считать просто совпадениями. Много лет…

  • 25 лет назад. Катастрофа парома "Эстония".

    28 сентября 1994 года. Мы с бортмехаником по каким-то делам бродим в центре Питера и заходим на нашу вертолётную площадку. Командир стоящего там…

  • Зарисовка номер 18. Лингвистическая.

    Нижняя кромка облаков не позволяет подняться достаточно высоко и докричаться до диспетчера. Петрозаводск-Район не слышит в упор. А связываться уже…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments