Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

псис

Ночной полёт

В районе индейского посёлка Moosonee, провинция Онтарио. Зима 2003 года.

Луна где-то сзади, ее не видно, но волшебный синеватый свет заливает замерзшие болота и островки чахлых деревьев. Вымерзло все - и черная вода залива, и безразличная ко всему седая тундра, и даже черный воздух, который режут на куски лопасти вертолета. Есть только одна теплая точка на всей земле - это моя кабина. Здесь все замерло в зыбком равновесии, и это действует на меня как гипноз. Не хочется шевелиться, говорить, слушать, кажется любое действие может спугнуть замершие стрелки и ровный гул двигателей, который воспринимается как тишина. Я сижу, ссутулившись, слегка придерживая ручку двумя пальцами, автоматически сохраняя в этой приятной глазу неподвижности стрелки вариометра и высотомера, и не давая машине уйти с курса. Мне тепло и лениво, и приходит в голову мысль, что я и в летчики-то наверное пошел, потому что можно вот так сидеть в тепле неподвижно и при этом еще и работать. Но эта шутка стара и отлетает, не задержавшись более чем на секунду. Я уже отработал с сонным ночным диспетчером, набрал свои удобные две тысячи, стабилизировал полет, и теперь могу просто сидеть и думать, автоматически отмечая все происходящее вокруг. Мои мысли сегодня так же холодны, как и лежащая под вертолетом тундра и немного отдают грустью. Что-то в жизни происходит не так, как раньше. Наверное я просто старею. Мне уже сорок и двадцать из них я провел в кабине. Это основное, все что происходило вовне как бы прикладывается к этому ощущению. Но сейчас все не так, и я ловлю себя на мысли, что не могу понять что же изменилось. Я пытаюсь ощутить себя так же как двадцать лет назад, но у меня не получается. Мне страшно произносить эту цифру - двадцать, ведь для кого-то это целая жизнь, а для меня только короткий промежуток между вчера и сегодня. Те, кому двадцать сегодня тоже примеряют на себя то, что я ношу уже давно. Но они не такие как я, они другие. Не лучше и не хуже, просто другие. Они больше считают, чем я это делал тогда. Наверное это правильно, но я так не мог. Передо мной был барьер. Они обсуждают вопрос, а стоит ли вообще быть пилотом или лучше все-таки бизнесменом. Для меня этот вопрос не стоял, наверное потому что я не знал слова "бизнес", и я не могу их осуждать. Те из них, кто уже стал пилотом обсуждают на чем больше платят, а не на чем интереснее летать. Они не рвутся после выпуска работать на север, они скорее сменят кабину на офис, но останутся в Москве. Для них слово "тундра" означает лишь отсутствие коммунальных удобств, а "полярное сияние" - это всего лишь коктейль. Для них слова "летчик-испытатель" означают лишь дополнительную возможность сломать себе шею. "Аннушка" для них всего лишь женское имя. Но ведь это же правильно, человек должен жить комфортно и безопасно! Они правы во всем и наверное они умнее меня. Ну почему же я чувствую дискомфорт, думая об этом!? Наверное потому что у них не замирает что-то внутри, когда звучит песня "Туман" из "Хроники пикирующего бомбардировщика", потому что для них самый красивый самолет - это Боинг-747, а не МиГ-3 или Спитфайр. Но ведь они в этом не виноваты, другое время - другие герои! И все-таки мне немного грусто. Они хорошие ребята и дай им Всевышний то что он дал мне... Ночные огни поселка говорят мне о том, что кроме кабины вертолета есть еще места во вселенной, где присутствует жизнь. Луч посадочной фары отражается от конусов вертолетной площадки. Пора нарушать неподвижный покой ночного полета и начинать работать...